Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

(no subject)

Грани.Ру: Ежик в обмане

Дело в том, что языком путинского агитпропа заговорил не кто-нибудь, а Юрий Норштейн. Великий художник, святой человек. Вообще если задуматься о том, остались ли еще в России люди с безупречной репутацией, то про Юрия Борисовича вспоминаешь сразу. И когда он сегодня своими словами пересказывает Соловьева с Киселевым, это значит, что таковы его убеждения.


Пушкинские дали

Оригинал взят у nikshelepov в Пушкинские дали
— Кучерявый! Эй, кучерявый, ты глухой что ли? Иди сюда.
— Вы это мне?
— А тут много кучерявых? Подошел сюда, говорю. Закурить есть?
— Э-э-э…
— Ты чо, бля? Русского языка не понимаешь? Сигу дай.
— Баклан, ты за метлой следишь?
— А… Я… Ты что так дерзко разговариваешь?
— Все, черт, ты конкретно форшманулся. Ты кто по жизни, а?
Collapse )

Василий Шульженко

Я, конечно, о нем раньше слышала и картинки его видела. Думала - вот, хороший художник, только под Босха косит.
Оказывается, Шульженко гораздо глубже и интереснее. Рекомендую любителям живописи.
ПатриЁтам с гипертрофированным чувством национального достоинства просьба не смотреть. Эти картины могут вызвать у вас когнитивный диссонанс. Потому что с одной стороны - это вроде бы сплошная русофобия и ужос-ужос. А с другой - это не Вася Ложкин и не Хасис. Это прекрасная живопись, сделанная рукой большого мастера. И эти картины нельзя обозвать "актуальным искусством" и отмахнуться - типа, вот, креаклы поганые, клевещуть гады, Госдеп проплатил, это-не-искусство, я-лучше-нарисую.
Это РУССКАЯ живопись начала 21-го века. Не менее великая, чем картины передвижников, Серова, Врубеля, Сомова.
Надеюсь дожить до того дня, когда картины Шульженко будут висеть в Третьяковской галерее и Русском музее. Они того заслуживают.
А вот две из его картин. Зацепило.

bd7HEjp0ubs
Погорельцы

5crqro-3cv
Матрос Егоровна

verses

Оригинал взят у borkhers в verses
***
зачистят площадь замоют пятно на странице
новейшей истории им легко притвориться
что колокола звонили и дымило кадило
а больше у нас никогда ничего не происходило

была нарядная ёлка и карнавал новогодний
веселые добрые маски обитателей преисподней
были головы в шлемах и ноги в тяжелых ботинках
все было как нарисовано на нелепых картинках

акварелью и карандашами дети расцветят раскраску
красным лужицу крови зеленым военную каску
черным тоску и горе серым течение будней
чем ужасней история тем она неподсудней

ДВА СЕРДЦА ОДНА ДУША

Оригинал взят у stranger9 в ДВА СЕРДЦА ОДНА ДУША
Оригинал взят у salenta в ДВА СЕРДЦА ОДНА ДУША
Оригинал взят у krasotka_69 в ДВА СЕРДЦА ОДНА ДУША
Оригинал взят у vera_krylova в ДВА СЕРДЦА ОДНА ДУША
Оригинал взят у andrey_kuprikov в ДВА СЕРДЦА ОДНА ДУША
На этой фотографии – близнецы Кайри и Брилле, родившиеся в американском штате Массачусетс раньше срока. Состояние Кайри не вызывало опасений, а вот Брилле они уже и не надеялись спасти.

Каждый из близнецов лежал в отдельном инкубаторе, пока медсестра не рискнула пойти на нарушение правил больницы и не поместила их вместе.

Как только крохи оказались вместе, Кайри обнял свою умирающую сестру. К изумлению медперсонала, сердечный ритм Брилле вскоре нормализовался и температура поднялась до нормальной.

big (2)

И тогда мы понимаем, что Бог есть, а душа наша часть его.

С Арбата выгоняют музыкантов и художников

Оригинал взят у stranger9 в С Арбата выгоняют музыкантов и художников
Оригинал взят у ment52 в С Арбата выгоняют музыкантов и художников
Оригинал взят у t_samoylova в С Арбата выгоняют музыкантов и художников
Оригинал взят у eareas в С Арбата выгоняют музыкантов и художников
Всем привет.
Были сегодня с сыном на Арбате.
По негласному распоряжению нового директора Департамента культуры города Москвы Сергея Капкова улицу Арбат стали освобождать от музыкантов и художников.
На моих глазах происходило.
Этот дядечка в клетчатой рубашке

irina-fortuna-arbat

( мне сказали, что майор местного отделения, сам представиться отказался ) с помощью полицейских делал задержание арбатских музыкантов. За незаконную торговлю собственными дисками. По закону (какому точно не могу сказать) музыканты имеют право исполнять и распространять собственные произведения.

Пешеходная зона на этой улице появилась в 1986 году с избранием Михаила Горбачёва Генеральным Секретарём КПСС. Это самое начало перестройки и гласности.

Теперь москвичей и туристов хотят лишить этой изюминки нашей столицы, делающей её европейским городом.
Обратно в СССР?

Прошу перепоста.

Ирина Фортуна.

Чудесные картины Сергея Волкова. Старая Москва

7FcVcdcng8k

Город, которого больше нет. Но на этих полотнах он жив. Хотя картины Волкова нельзя назвать реалистическими - в них много фантасмагории и гротеска. Но это - МОЯ Москва. Город, которого больше нет.

Collapse )

Ссылка на сайта художника. Рекомендую. Это прекрасно.

Чудотворная. Пасхальный рассказ

Когда в селе Горюхино ломали храм, один мужик взял себе икону Божьей матери. Ее местные считали чудотворной. А мужик был не просто так себе мужик – а председатель сельсовета.
Чтобы спасти икону, он ее обернул газетой с портретом В.И.Ленина. И повесил в «красном углу». Там она и висела. Жена председателя с нее пыль потихонечку стирала, бабка украдкой крестилась, а сынишка председателя – трехлетний Ванька не знал даже, что это – икона. Он спросил отца – кто это? И отец рассказал ему про доброго дедушку Ленина.
Потом, уже перед войной, когда портрет В.И.Ленина истрепался, и газетная бумага пожелтела, наклеил председатель, прямо на газету портрет Сталина. И так и поставил в «красном углу».
И тут начались у председателя неприятности. Написали на него донос. Арестовали. Увезли в район. Жена собрала узелок, понесла в тюрьму передачу.
Бабка к тому времени померла уже, остались в доме Ванька и сестра его. И стал Ванька молиться, как бабка молилась. Только не Богу, а портрету Сталина. Чтобы батю отпустили.
Мать вернулась из города вместе с отцом. Недоразумение вышло.
И стал Ванька с тех пор свято верующим в коммунизм, всех его отцов и вождей, из которых самый великий – товарищ Сталин.
Когда началась война, было Ваньке 13 лет. Хотел он на фронт, но не взяли его. Отец ушел воевать, и все братья его тоже. А Ванька остался. Приходилось много работать, но Ванька не жаловался, потому что верил в то, что капитализм никогда не сможет победить коммунизм.
Но, хоть и крепко он молился за отца товарищу Сталину – пал отец смертью храбрых под Сталинградом. Мать надорвалась на работе и умерла, не дожив три месяца до победы. А в день победы вышли все жители бывшего села Горюхина к репродуктору послушать праздничную речь, и стало ясно – что никто из мужиков с войны не вернулся и остался там один мужчина – Ванька, председателев сын.
Как начали женщины села Горюхина праздновать победу, как наварили самогона, да начали мужей и сыновей оплакивать. И Ваньку к себе зазывать, да самогоном поить.
Через год у некоторых баб дети народились, на Ваньку похожие.
А Ванька помер. Укатали его бабы.
Сестра Ванькина одна осталась. Бабы за ней присматривали, жалели. Была она добрая, веселая, на Ваньку похожая. Не пила ни капли и с парнями не гуляла, потому что парней в деревне, кроме тех трех пацанов, что от Ваньки народились, не было.
В 56-м году сказали, что Сталин был неправильным коммунистом, и переклеила Ванькина сестра портрет - поменяла Сталина на Хрущева. А вскоре – заколотила избу и уехала из деревни в город, долю женскую искать – потому что годы ее проходили, а замуж хотелось… Собирая чемодан, прихватила он и икону, обернутую в газету и обклеенную портретами «вождей»
Приехала она в город, устроилась на фабрику, дали ей койко-место в общежитии. Хотела она портрет у кровати повесить, да постеснялась – у других девчонок киноактеры висят, а портрет Никиты Сергеевича, казенный – на стене.
Была Ванькина сестра такой же свято верующей коммунисткой, как и ее брат. Комсомолкой, активисткой. На собраниях выступала. В народной дружине состояла. Словом – была очень правильной, хотя и стареющей девушкой. Парней теперь вокруг нее было много, но никто ей не нравился.
И вот, в город приехал на гастроли театр. Давали «Как закалялась сталь» Николая Островского. Пошла она на спектакль, увидела актера, что играл Павку – и голова у нее закружилась.
Пришла она в общагу, достала из чемодана портрет «дорогого Никиты Сергеевича» и честно призналась ему в любви к молодому актеру. В любви верной, нелицемерной, с первого взгляда.
На следующий день она опять пошла на спектакль. Принесла цветы, вручила, покраснела до слез…
На третий день она ждала его после спектакля. Он вышел со служебного хода, уже разгримированный, но все еще похожий на Павку. Увидел ее, подошел, улыбнулся… и пригласил прогуляться…
Три дня они гуляли, а на четвертый день она собрала чемодан, не забыв об иконе, и пришла к нему в гостиницу. Она знала, что он не женат и любила его безумно. Правда, он все еще казался ей похожим на Павку Корчагина.
Увидев ее с чемоданом, актер растерялся, но… он на самом деле был не женат, девушка была комсомолкой, а его положение, даже в этом провинциальном театре было весьма шатким…
Дело в том, что он, исполнитель роли Павки Корчагина, был сыном репрессированного. Из-за этого в свое время его не приняли в комсомол. А теперь, после окончания театрального училища, после первых серьезных ролей надо было вступать в ряды КПСС – ведь он советский актер, боец идеологического фронта. А он – не хотел.
В отличие от своей подруги, он не верил в коммунизм и советскую власть.
Об этом он сообщил ей в их первую, настоящую брачную ночь. Чем, конечно же, страшно ее испортил. Потому что, вместо того, чтобы заниматься любовью, актер и его молодая жена спорили и ругались… Поводом для спора стало еще и то, что молодая жена решила повесить в «красном углу» их комнаты портрет Хрущева.
Но под утро они все-таки помирились. Потому что это было утро 12-го апреля 61-го года. И на следующее утро, молодая жена наклеила на портрет «кукурузника» Юру Гагарина, да еще и рамочку купила в универмаге. Хорошую рамочку, со стеклом.
Так и провисел в их доме портрет Гагарина, еще 10 лет. Пережил три переезда. Актер в поисках лучшей доли все болтался по провинциальным театрам, и осел в конце-концов в одном промышленном центре, где ему дали квартиру.
Там он стал жить и работать. Жена – на производстве, муж – в театре. Жена заочный педагогический закончила, пошла в школу – пионервожатой, а потом – учительницей. А муж продолжал играть в театре роли молодых коммунистов, хотя в коммунизм не верил.
А жена его верила. И страшно переживала, когда заставала своего законного супруга за чтением самиздата или прослушиванием «вражеских голосов». Для нее это было хуже супружеской измены.
И так сильно она переживала, что заболела и умерла. А может быть – плохая экология промышленного центра была тому виной? Кто его знает?
На следующий день после ее смерти актер снял со стены портрет Гагарина, вытащил его из рамки, хотел было сунуть в кладовку, но… рука не поднялась. Нашел портрет Хемингуэя, заклеил им Гагарина… И повесил обратно на стенку.
Как всякий актер, он мечтал о славе.
О том, чтобы сыграть на столичной сцене или в кино.
И вот, однажды ему улыбнулась удача. Его вызвали на кинопробы в Москву.
Перед отъездом в аэропорт, он взглянул на «портрет Хемингуэя», и мысленно произнес про себя: «Папа Хэм, я хочу получить эту роль!»
И он получил ее. А потом еще одну роль… И следующую…
Через три года он переехал в Москву. Там уже ждала его новая молодая жена, кооперативная квартира в Свиблово и новенькие «Жигули».
Последний вечер на старой квартире оказался пьяным и шумным, гостей было много – все из театра. Пили, ели, пели, курили… Кто-то задел «портрет Хемингуэя». Он упал со стены, стекло треснуло. «Дурная примета» - сказал кто-то, - оставь его здесь, зачем тебе это старье в столицу везти?»
Полупьяный актер почесал в затылке, вспомнил, что это вещь не его, а умершей жены… и все-таки забрал ее с собой.
В Москве он забросил икону на антресоли новой квартиры и забыл о ней.
И тут все пошло наперекосяк: в театре ему предлагали роли типа «кушать подано», в кино не снимали, молодая жена флиртовала с его приятелями, денег вечно не хватало, мегаполис проклятый изматывал так, что к вечеру ни на что сил не оставалось…
Актер прекрасно знал, кто виноват в его бедах. Дело в том, что он был антисемитом. Ну не любил он евреев. Так уж вышло. И если для провинции это был вполне простительный грех, то в столице его следовало скрывать, как дурную болезнь. С тех пор, как он назвал помощника режиссера «еврейчиком», ему не давали хороших ролей… А когда он на банкете в Доме кино поделился с одним приятелем подробностями приготовления мацы с кровью христианских младенцев, его перестали приглашать на пробы… Словом, все пошло криво.
И вот, однажды утром он проснулся в полупустой квартире. Пока он спал, жена собрала вещи и ушла к другому. Правда, не еврею, а армянину. Цеховику с белой «Волгой» и дачей на Николиной горе.
Актер с горя запил, чуть не потерял из-за этого работу в театре, но вовремя опомнился. Помогла ему в этом соседка – тихая библиотекарша с добрыми карими глазами, как у сенбернара. Актер давно бы ее трахнул, но она, увы, была еврейкой и звали ее Сарой. Правда, Сара ни на что не рассчитывала, помогала Актеру бескорыстно и в конце концов он сумел взять себя в руки. Начал наводить порядок в квартире и нашел икону. Поплакался на судьбу, глядя в добрые глаза папы Хэма… и повесил ее на стенку.
И тут изменились времена. Наступила перестройка.
В театре, где служил Актер, решили ставить «Один день Ивана Денисовича».
Актер понимал, что главная роль скроена на него. И он, как в прежние времена, накануне распределения ролей возопил: «Папа Хэм, я хочу получить эту роль!»
На следующий день его желание сбылось. Главный режиссер театра решил, что в этом спектакле надо удивить публику…
Актер вернулся домой тихий и счастливый. Осколки стекла лежали на полу. Портрет Хэмингуэя отклеился и спланировал на тахту. Гагарин треснул. Хрущев, судя по всему давно расползся по швам, из под него были видны обрывки Сталина и клочки Ленина. А под ними…
Когда Актер очистил икону от всех бумажных напластований, ахнул:
- Ешкин кот… Это ж что ж это такое получается? Я на самом деле какой-то еврейке и ее сыночку молился? Ну надо же!
И тут икона в его руках вдруг вспыхнула столь яркими красками, что глазам стало больно. Не помня себя Актер вышел из квартиры, пересек лестничную площадку и позвонил в дверь к соседке.
- Вот, - сказал он – подарок.
- Ой, - воскликнула Сара, - какая замечательная! Да что ты стоишь? Проходи!
Она бережно взяла икону, приложилась к ней и понесла в комнату.
На столе стоял кулич, лежали яйца, крашенные луковой шелухой, «Докторская» колбаса, банка шпрот и еще какие-то незнакомые Актеру блюда.
- Такое чудо! Такое чудо – к празднику! – восклицала Сара, пристраивая икону в «красном углу».
Конечно же Актер присел за стол. Выпил рюмку водки, съел кусок кулича, яичко, полбанки шпрот и все, что наготовила к Пасхе скромная одинокая библиотекарша. И после этого Сара ему показалась самой прекрасной женщиной на свете.
Через месяц они поженились. А потом и обвенчались.
Актер с тех пор стал успешным и востребованным. До сих пор снимается в сериалах – в основном в роли пенсионеров.
А икона у них так и висит.