Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

"Елена", режиссер Звягинцев, часть первая, драматургическая

Картинка красивая. Актеры играют местами прекрасно, местами - терпимо. Музыка замечательная.
Сценарий, извините меня слаб, как слепой котенок. Абсолютно непонятно - а с какого переляку героиня бросилась мужа убивать? Зачем вы, черти, ботик потопили?
Ах, ей деньги были срочно нужны, чтоб внука в платный ВУЗ засунуть. До 20 числа.
Чушь полная: в платном ВУЗе деньги и после 20-го, и после 30-го возьмут.
Потом - несостыковка по датам: первый раз героиня говорит с мужем о деньгах для внука в начале картины. Потом у мужа случается инфаркт. И через день после выписки он ей отказывает в деньгах и она его травит. Потом - похороны, потом - беседа с адвокатом. Подразумевается, что все это - накануне того самого дед-лайна, когда надо отдать деньги в ВУЗ. Неужели такое количество событий вместилось в 15-20 дней? Ну никак не получается. Теперь - на дворе ранняя весна. Так какой такой пожар может быть с платным ВУЗом? Туда же ничего не надо готовить, кроме денег ))) И возьмут туда внука-оболтуса хоть в августе, хоть в октябре.
Следовательно - дело не в этом.
Ага, думаю, может мотивировка героини в том, что она мужа ненавидит?
Нет, не похоже. Похоже даже, что любит. Да и как можно героя, которого играет Андрей Смирнов не любить? Искренне не понимаю. Ну был бы герой мерзкий, скучный, некрасивый, не обаятельный - я бы поняла, что вот - терпелка у Елены лопнула, рука к "Виагре" потянулась...
Ревность к дочери? Страх, что муж оставит дочке-раздолбайке все свои деньги?
Ну, так он же и жену не собирается обижать. Ежемесячная рента, приличный доход - это тоже неплохо. Да и может быть он еще раз 20 свое завещание перепишет. И денег на внука даст. Поворчит - и даст, потому что видно, что давал раньше: иначе семья Елены не состояла бы сплошь из паразитов-маргиналов, привыкших жить на мамины подачки. Мужик крепок, как дуб. Затаскивает жену в постель сразу после завтрака и заглядывается на хорошеньких девушек. Инфаркт - это не смертный приговор. И Елену он любит. Она для него - не только сиделка и кухарка. Они уже 10 лет вместе. Это что - ничего для него не значит?
Словом, я так и не поняла мотивы героини. Они показались мне такими же слабыми, как доказательства вины Макарова. А ведь мотивы главного события картины - это основной стержень на котором вся драматургия держится. Ну представьте себе, что Ромео и Джульетта покончили с собой не из-за любви, а из-за того, что им, бедным, сладких пряников за обедом не дали. Или Гамлет убил Клавдия не из-за того, что тот отравил его отца, а потому, что дядя племяннику в суп плюнул... Освистали бы тогда Шекспира в театре "Глобус".
Словом - домик получился красивый, окна-стены-крыша - выше всяких похвал.
А фундамент - картонный.
Жаль.

ИСТОРИЯ О СПИЛЕННОМ ФОНАРЕ

Дело было в 1982 году. Наша театральная студия ставила спектакль по произведениям Булата Окуджавы. Таня Федюшина и Володя Байчер были нашими режиссерами.
Что такое самодеятельная студия времен позднего застоя? Это полтора десятка мальчиков и девочек от 14 до 22 лет, метающих о театральной карьере, но боящихся даже близко подойти к театральным вузам. Пожалуй, я была единственным исключением из всех. Я мечтала о ВГИКе, причем не об актерском или режиссерском факультете – меня манил сценарный. Но речь не обо мне – а обо всех нас.
Тогда мы были единым целым. Мы хотели одного и вкладывали душу в наше общее дело. Оно было маленьким и интересовало, собственного говоря, только нас и наших родных и близких. Но нам было на это наплевать. Мы готовили нашу маленькую премьеру так, словно от этого зависели судьбы мира.
Это был очень простой спектакль. В нем было много песен Окуджавы – в основном в исполнении Байчера, он был нашим главным ведущим и музыкальным оформлением. Ему помогали другие наши мальчики, которые, выпустив из рук гитары исполняли потом самые разные роли – от Мятлева из «Путешествия дилетантов» до памятника Пушкина на фоне коего «снимается семейство»… Сценарий сочиняли все вместе, вместе шили костюмы и делали декорации…
С декорациями было трудно. Клуб фабрики «Красная заря» выделил нам 20 метров кумача, мы покрасили его в черный цвет и сделали кулисы. Задник с символическим изображением старой Москвы нам нарисовал знакомый препод из МАРХИ за три бутылки портвейна. Скамейку мы позаимствовали в соседнем дворе. Оставалось только найти фонарь.
И Вовка его нашел. Он пришел на репетицию, засыпанный снегом – дело было зимой, взял с собой всех наших мальчишек, ножевку по металлу и растворился в синей метели. Их не было довольно долго. Наверное часа два. Потом дверь клуба растворилась и появились наши мальчишки во главе с Байчером. Они тащили старый чугунный фонарь. Его срез блестел свежим металлом. Руки у них были красные, натруженные до кровавых мозолей. Фонарь был абсолютно таким, как надо. То, что доктор прописал. Какого пилить чугун на морозе, под ветром – можете представить себе сами.
Мы водрузили фонарь на подставку для новогодней елки. Затащили на сцену. Поставили под него скамейку. На нее уселся Вовка, взял в руки гитару…
До сих пор в моей памяти живы все интонации, все акценты, все достоинства и недостатки нашего спектакля. Вся его музыка, мизансцены, ударные точки.
Как не странно, он был задуман и поставлен не как театральный спектакль – а как кинофильм. В нем были художественные и документальные куски, я помню, как сама, лично, ходила с диктофоном по старым арбатским коммуналкам, записывала интервью с жильцами, а потом из этого материала мы делали сцены. По-моему, сейчас это называется «Театр.doc»… Тогда, в начале 80-х это называлось «Театр-клуб на Семеновской».
Много лет чугунный фонарь переезжал с одной площадки на другую. Мы сделали еще несколько вариантов нашего спектакля, каждый из них был все лучше в плане профессионального мастерства – потому что каждый год несколько человек их «наших» поступали в театральные вузы. В 1988 году Байчер поступил в ГИТИС, на режиссерский факультет…
Потом начались иные времена. Мы почти не встречались. Только перезванивались. Но беда, случившаяся с одним из нас, вдруг снова объединила всех нас – как тогда, на маленькой сцене в клубе «Красной Зари». Словно вновь вдруг над нами засветился тот спиленный фонарь.

Кто может - помогите... Или хотя бы - перепост...

Хороший человек, талантливый театральный режиссер, организатор одного из самых интересных театральных фестивалей России, ВЛАДИМИР БАЙЧЕР, третий день лежит в реанимации 33-й больницы гор. Москвы. Нужна кровь - вторая группа, резус отрицательный.
Заранее спасибо всем, кто хоть чем-нибудь сможет помочь! Очень прошу!

Контактный телефон +7(903)7443751 Сергей Байчер.

Коляда объявил голодовку

Собственно говоря - из-за чего я так завелась на тему "судьба России и окрестностей".
Из-за Коляды. К ним в театр ворвались какие-то ублюдки, сломали сцену, намалевали на стенах рожи. И сейчас Коляда со товарищи объявили голодовку.
Я не могу назвать Николая Коляду моим любимым драматургом, но то, что он на сегодняшний день один из самых интересных и талантливых людей русского театра - это факт. А его театр в Екатеринбурге - вообще явление уникальное. Известное на весь мир. А сейчас этот театр оказался на грани уничтожения из-за того, что каким-то коммерсантам приглянулось их помещение.
У нас в России если и есть что-нибудь по-настоящему ценное - то это культура и искусство. Ну и еще немножечко полезных ископаемых. И если бы наша власть действительно хотела улучшить "имидж" страны, она должна была таких людей, как Коляда оберегать, а не гнобить. Создавать для них условия. Предоставлять льготы. Даже помогать материально, не требуя при этом ничего взамен. Государства, где художник унижен или угнетен рано или поздно исчезают с лица Земли...

День Независимости, 1990 год

День независмости номер ноль, мы встречали в буфете Театра Эстрады. В этот день там, в сборном концерте должен был выступать наш большой и талантливый друг Юра Наумов. Как случилось такое, что он попал в программу сборника, где ведушим был Борис Брунов, я не помню.
Помню, что за соседним столиком сидели журналисты программы "Взгляд", тогдашние мега-телезвезды.
Разговаривали о политике. О съезде народных депутатов РСФСР, который только что принял Декларацию о государственном суверенитете РСФСР.
Честно скажу - я не очень хорошо понимала, что происходит.
Я была счастлива. Рядом сидел любимый муж, удачливый книготорговец. У него были полные карманы денег. Тратил он их в основном на рестораны, где мы много и вкусно ели, на такси, и на организацию всяких музыкальных тусовок. У нас было так много друзей, что я не могла их всех запомнить...
С нами за одним столиком сидели Илья Смирнов и Марина Тимашева. С Мариной мы разговаривали о театре, кино и прочих изящных искусствах. Юра Наумов нравился нам всем. Он был странным, но абсолютно адекватным выразителем "духа времени".
Это было время, когда выпуски новостей были круче самой увлекательной литературы. Нас всех настигло древнее прклятие, мы жили в эпоху перемен, но я, несмотря ни на что, была счастлива. Я любила, меня любили... Так уж совпало... Думаю, что мне крупно повезло. Возможно, при иных обстоятельствах, я бы ощутила это время совсем по-другому - как катастрофу, крах, гибель... Но из-за большой и очень настоящей любви, мне казалось, что все будет хорошо... Даже если Россия отделится от Казахстана, Украины, Белоруссии и прочих союзных республик...
"Представляешь, а что будет, если латыши визы введут?" - спросил меня как-то любимый муж, - "Как мы тогда к Сашке и Ирке в Ригу поедем?"
"Да ну тебя! Какие визы? Там же границы никакой нет! Рванем по трассе - и всех дел!" - бесшабашно ответила я.
И мы действительно рванули в Ригу, через несколько дней после этого концерта...

Семейный альбом

Нашла в инете сайт Оренбургского драматического театра, в котором много лет играл дед моего сына
Специально для него помещаю отрывок из воспоминаний Александра Папыкина - заслуженного артиста РФ, друга и коллеги Кима Николаевича Густыря-старшего (К.Н.Густырь-младший - это его внук и мой сын)

Вот какие у тебя корни, Ким!

Густырь больше владел внешней техникой. Ах, какой была его прощальная, одиночная пляска на свадьбе Сергея и Валентины! Начинал он её медленно, тягуче, потом постепенно распалялся и затем вдруг падал перед молодожёнами на колени и замирал. Этой пляской он словно бы прощался со своей любовью, которой так и не смог поверить до конца, не смог перешагнуть через всё наносное, что тянулось за ней, за её непутёвой жизнью. Гости знали причину и этого бурного выплеска чувств, и этого неожиданного смирения, и поэтому, когда Виктор убегал, разражались после продолжительной паузы аплодисментами.
Сколько я потом ни видел других постановок «Иркутской истории» — даже в самых именитых театрах и с самыми знаменитыми актёрами (а были среди исполнителей и такие прекрасные актёры, как Василий Лановой — Вахтанговский театр, Евгений Лазарев — театр Маяковского), такой прощальной пляски, как у Кима Густыря, я не помню ни у кого.
...Ким неподражаемо владел гитарой, мог тут же спеть к месту и что-то фривольное, но и что-то задушевное.
...Впоследствии лёгкость, пластичность, музыкальные данные надолго отрывали Кима Густыря от драматического театра и бросали в объятия оперетты. Но он блистал и там — благодаря своей школе драматического актёра, а поблистав, возвращался в драму. И всё-таки свою жизнь он закончил на сцене Оренбургского театра музыкальной комедии.


http://www.orendrama.ru/articles/#group3

Я когда-нибудь еще напишу воспоминания о своем покойном свекре. Я никогда не видела его на сцене - только в домашней обстановке. Он успел порадоваться внуку и внушить мне весьма неоднозначное отношение к актерской профессии.

Истории 1961 года

Отец моего бывшего мужа, актер провинциального театра играл главную роль в спектакле «Как закалялась сталь». Летом 1959 года их театр был на гастролях в городе Л. «Сталь» играли два раза. После первого спектакля она рыдала – и он успел это заметить. После второго – притащила букет цветов, а потом робко ждала у служебного входа. Она ему сразу понравилась – красивая, статная брюнетка… Его последняя жена была блондинкой и он давно думал, что стоит переменить масть.
Когда увидел, подумал – «самое то». Смущало только, что она рыдала на этой идиотской «Стали». Неужели такая правоверная?
Так и оказалось. Она была не просто правоверной. Она была влюбленной в Революцию и Ленина. Комсомолкой. Кандидатом в члены партии…
- Деточка, во-первых, я беспартийный! – заявил он.
Она застыла от ужаса.
- Во-вторых, я сын врага народа.
Она закрыла ладонью рот, не отводя от него глаз.
- В-третьих, у меня не так много времени. Вы водку пьете?
Самое прекрасное было в том, что дальше она все сделала молча: выпила, отдалась, выкурила сигарету.
На следующий день это повторилось.
И так до конца гастролей.
В день отъезда она пришла к нему с чемоданом.
Через год родился отец моего сына.
Вот такая история.
Моя армянская прабабушка-свекровь называла ее «трагедией».

"Господа Головлевы"

Была в МХТ на премьере. Спасибо подруге Инне.
Кирилл Серебренников - очень изобретательный режиссер.
Евгений Миронов - очень хороший артист.
Но куда они дели гениального писателя Салтыкова-Щедрина?!
Бог весть...
Пару недель назад мой ребенок высказал очень ценную мысль: "Если в искусстве не существует границ, ему некуда больше двигаться, потому что искусство развивается, взламывая границы".
Если можно напихать в спектакль по Салтыкову-Щедрину кучу вещей, не имеющих никакого отношения к его эпохе (например, пишущую машинку), если можно до предела осовременить диалоги, если можно офицера середины 19-го века одеть в мундир начала 20-го, то следовательно "Бога нет и все позволено".
Спектакль показался мне очень атеистическим. Я бы даже сказала - богоборческим.
Актеры, конечно, играют прекрасно. Но режиссер навязывает им очень жесткий рисунок роли, который иногда входит в противоречие с психологией персонажей. И тогда актерам приходится орать, кричать, топать ногами, чтобы не выпасть из логики спектакля. Глаза у них при этом пустые, органика - на нуле..
Но есть гениальные моменты. Когда Головлева проклинает Иудушку. Когда Петенька просит у бабушки денег.
Как не странно - Миронов не выбивается из ансамбля. Он не сильнее и не слабее остальных. Кое в чем Кравченко и Покровская его даже переигрывают...
Словом - было интересно. Но потрясения нет.