Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

свеча

Норд-Ост. 11 лет назад. Свидетельство заложника

Оригинал взят у avmalgin в Норд-Ост. 11 лет назад. Свидетельство заложника
норд1норд

Оригинал взят у valery_kichin в “Норд-Ост”, 11 лет назад. Свидетельство заложника

Этого нельзя забывать. Хотя сделано всё, чтобы забыли. О трагедии октября 2002 года не вспоминает наше телевидение – как ежегодно вспоминает телевидение США о трагедии 11 сентября 2001 года. Даже спектакль уничтожили – чтобы не напоминал.

Это интервью состоялось по горячим следам, через пару дней после освобождения заложников Дубровки. В нем – сбивчивое дыхание только что пережитого, не остывшего, не отстоявшегося. Оно было тогда же напечатано в “Российской газете”, а потом вошло в мою “ленту встреч” – в книгу “Там, где бродит Глория Мунди”.

Газетный номер живет один день. Книга вышла мизерным тиражом. Я хочу, чтобы это интервью не забывалось. Вот, еще раз, эта публикация.

Трагедия, которая в течение трех суток октября 2002 года разворачивалась в Театральном центре на Дубровке, уже описана многократно. Но каждый раз мы видели события глазами тех, кто был вне здания. Сейчас мы получим возможность увидеть их глазами человека, который все эти дни находился среди заложников и пытался изменить их участь. Эксклюзивное интервью, которое дал мне Георгий Васильев, один из авторов и продюсеров патриотического мюзикла "Норд-Ост", - это взгляд человека, смотревшего в глаза смерти, человека, который потерял многих своих друзей, был свидетелем сцен невообразимых и запредельных, и без которого жертв было бы гораздо больше.

Но прежде я хочу вернуться в тот счастливый миг, когда весь отечественный музыкальный театр с появлением на свет «Норд-Оста» совершил гигантский качественный скачок – в новое измерение. Когда впервые на нашей сцене возник настоящий русский мюзикл – не калька с заграничных образцов, а полностью укорененный в нашей истории. Я хочу вернуться в этот миг, чтобы стало очевиднее: с трагедией «Норд-Оста» мы потеряли не только десятки ни в чем не повинных людей. Мы подрубили росток, который мог бы стать началом нового театрального мира в России.

Вот что я писал в газете «Известия» в октябре 2001 года, разгоряченный и воодушевленный увиденным на Дубровке чудом.

«Это тот случай, когда "радость безмерная". Афиши, вот уже полгода интригующие Москву, не соврали ни в чем. Обещанный самолет со страшным гулом двигателей садится в тайге у чукчей. Обещанные пилоты лихо бьют чечетку на лыжах. Обещанный финал-сюрприз поражает воображение и исторгает у зрителей светлые слезы. Роман Каверина "Два капитана" чудом уложился в конгениальное ему музыкальное зрелище, не потеряв в серьезности, но приобретя в энергетике. Проза чудом перешла в стихи, умные и остроумные, стихи чудом легли на музыку, которую хочется слушать снова. И я давно не видел более счастливого зала, чем на этих предварительных просмотрах, которые по-заграничному назвали "превью".
Но это единственное заграничное, что бросается в глаза. Остальное заграничное спрятано за кулисами, под сценой, в компрьютерных хард-дисках, откуда управляется невиданное у нас зрелище. Это тот технологический опыт, который на Западе вырабатывался весь ХХ век и достиг совершенства

- в организации дела и его раскрутке, в способе совместить полет творчества с жестким расчетом всего, от движения декораций до системы продажи театральных билетов. Это первый у нас случай создания театра для одного спектакля - мощная машинерия запрятана в фундаменте Театрального центра на Дубровке, она, как и сам спектакль, будет действовать ежевечерне несколько лет, пока ходит публика. И каждый вечер девиз "Бороться и искать, найти и не сдаваться!" будет нас возвращать от сумрака к свету, от апатии к действию, от упаднических стонов к жизни. Потому что и сами авторы спектакля действовали по этой формуле - шли со своей командой в толпе закоренелых скептиков, которые были уверены: мюзикл не наш жанр, ничего не выйдет. И победили с сухим счетом.
Взяв западные технологии, они создали российское патриотическое, хоть и без пафоса, сочинение. Сами написали стихи и музыку, сами поставили спектакль, сами его раскрутили. И в спектакле ожила наша история, наш способ ее чувствовать, наш мелодический строй. А значит, русский мюзикл родился - событие, без преувеличения, историческое.
Это также день рождения новых композиторов большой сценической формы - Иващенко и Васильева. Ни в чем не подражая Уэбберу, они взяли за основу традиции Дунаевского и Милютина, а также русской бардовской песни, русского романса. Это день рождения театральных режиссеров,javascript:// уверенно владеющих и сценическим пространством и условностью жанра, до сих пор нам не поддававшегося - Иващенко и Васильева. Так вообще-то не бывает, но так случилось. Спектакль вышел сюжетно напряженным, в нем сильные и яркие характеры, в нем музыкальные диалоги, за которыми следишь, как за детективом. В нем есть несколько абсолютных шедевров - детские сцены, коммунальная квартира, остроумно придуманный октет (!) четырех (!) героев, квинтет машинисток "Широка страна моя родная". В нем смелая сценография Зиновия Марголина и оригинальные танцы Елены Богданович. В нем есть отличные актерские работы.
Мне даже не хочется сейчас выискивать недостатки - они случаются и на Бродвее, потому что мюзикл сложная машина, сложнее, чем пресловутый ТУ-2, который садится на сцену новой театральной Мекки на Дубровке. Да здравствует!».

Но судьба распорядилась иначе. То, что случилось в эти три октябрьских дня – громадная трагедия нашей страны. То, что произошло потом – ее несмываемый позор.

Наш разговор с Георгием Васильевым состоялся сразу после штурма театрального здания на Дубровке.

- Где вас застало вторжение террористов и какова была ваша первая реакция?

Collapse )


haifa

"Елена", режиссер Звягинцев, часть первая, драматургическая

Картинка красивая. Актеры играют местами прекрасно, местами - терпимо. Музыка замечательная.
Сценарий, извините меня слаб, как слепой котенок. Абсолютно непонятно - а с какого переляку героиня бросилась мужа убивать? Зачем вы, черти, ботик потопили?
Ах, ей деньги были срочно нужны, чтоб внука в платный ВУЗ засунуть. До 20 числа.
Чушь полная: в платном ВУЗе деньги и после 20-го, и после 30-го возьмут.
Потом - несостыковка по датам: первый раз героиня говорит с мужем о деньгах для внука в начале картины. Потом у мужа случается инфаркт. И через день после выписки он ей отказывает в деньгах и она его травит. Потом - похороны, потом - беседа с адвокатом. Подразумевается, что все это - накануне того самого дед-лайна, когда надо отдать деньги в ВУЗ. Неужели такое количество событий вместилось в 15-20 дней? Ну никак не получается. Теперь - на дворе ранняя весна. Так какой такой пожар может быть с платным ВУЗом? Туда же ничего не надо готовить, кроме денег ))) И возьмут туда внука-оболтуса хоть в августе, хоть в октябре.
Следовательно - дело не в этом.
Ага, думаю, может мотивировка героини в том, что она мужа ненавидит?
Нет, не похоже. Похоже даже, что любит. Да и как можно героя, которого играет Андрей Смирнов не любить? Искренне не понимаю. Ну был бы герой мерзкий, скучный, некрасивый, не обаятельный - я бы поняла, что вот - терпелка у Елены лопнула, рука к "Виагре" потянулась...
Ревность к дочери? Страх, что муж оставит дочке-раздолбайке все свои деньги?
Ну, так он же и жену не собирается обижать. Ежемесячная рента, приличный доход - это тоже неплохо. Да и может быть он еще раз 20 свое завещание перепишет. И денег на внука даст. Поворчит - и даст, потому что видно, что давал раньше: иначе семья Елены не состояла бы сплошь из паразитов-маргиналов, привыкших жить на мамины подачки. Мужик крепок, как дуб. Затаскивает жену в постель сразу после завтрака и заглядывается на хорошеньких девушек. Инфаркт - это не смертный приговор. И Елену он любит. Она для него - не только сиделка и кухарка. Они уже 10 лет вместе. Это что - ничего для него не значит?
Словом, я так и не поняла мотивы героини. Они показались мне такими же слабыми, как доказательства вины Макарова. А ведь мотивы главного события картины - это основной стержень на котором вся драматургия держится. Ну представьте себе, что Ромео и Джульетта покончили с собой не из-за любви, а из-за того, что им, бедным, сладких пряников за обедом не дали. Или Гамлет убил Клавдия не из-за того, что тот отравил его отца, а потому, что дядя племяннику в суп плюнул... Освистали бы тогда Шекспира в театре "Глобус".
Словом - домик получился красивый, окна-стены-крыша - выше всяких похвал.
А фундамент - картонный.
Жаль.
haifa

Друг в беде

Originally posted by kilgor_trautt at Друг в беде
Photobucket

Дорогие друзья и коллеги!

Я, драматург и режиссер Михаил Угаров, обращаюсь к вам с просьбой не только от себя, но и от всего драматургического цеха.

Серьезно болен наш товарищ – драматург Вадим Леванов. Наверное, вы его знаете, это создатель «тольяттинской школы драматургии», это он нашел и помог состояться таким драматургам, как Вячеслав и Михаил Дурненковы, Юрий Клавдиев и многим другим.

У Вадима рак мочевого пузыря. Мы сделали, что могли – положили его в специализированную больницу № 47, - это лучшее, что есть в Москве.

Но все оказалось сложнее. После консультации со специалистами выяснилось, что такого уровня сложности операции делают только в Израиле и Германии. Мы выбрали израильскую клинику - больницу имени Хаим Шиба.

Это будет стоить около 85 тысяч долларов. Ни у Вадима, ни у кого из нас с вами таких денег нет.

Мы обращаемся с просьбой – помочь нашему товарищу. Кто сколько сможет. Уже откликнулись СТД и Александр Калягин, Валерий Фокин (у которого в Александринке идут две пьесы Леванова).

Мы с благодарностью отнесемся к любой помощи, запомним ваши имена, и будем всегда готовы помогать вам в творческой работе!

Дело срочное, дорог каждый день…

Наименование Банка получателя: ВТБ 24 (ЗАО)
Адрес Банка получателя: 101000, г. Москва, ул. Мясницкая, д. 35
ИНН Банка получателя: 7710353606
БИК Банка получателя: 044525716
КС Банка получателя: 30101810100000000716
Получатель «Счет расчетов с клиентами физическими лицами по операциям»
Счет получателя в Банке получателя: 30232-810-4-8110-0000009
Назначение платежа: для зачисления на карту N 4272 2909 8073 7035

Получатель –
Беркович Евгения Борисовна


Деньги для Вадима собирает режиссер Евгения Беркович - evgenia451@mail.ru


haifa

"Дуэль" в Мелихово: краткий отчет и пресса

Сперва - отзывы в прессе. Ее на премьере было много.

Естественный отбор
Посетителей Мелихова вызвали на «Дуэль»
http://www.newizv.ru/news/2010-07-14/129798/

«Дуэль» состоялась в Мелихове
http://www.epochtimes.ru/content/view/39017/8/

Летний музейно-театральный проект «Дуэль»
http://www.homepage.ru/events/250784-letniy-muzeyno-teatralnyiy-proekt-duel

Так как я тоже была на премьере и пила зеленый чай с печеньками перед спектаклем, хочу добавить свои "пять копеек" к отзывам журналистов.

Как можно в жару говорить со зрителем на серьезные темы? Как можно в такую пору, когда хочется только прохлады, убедить раскисшего и ленивого человека в необходимости не ледяной воды со льдом, не кондиционера с вентилятором, не полуденной сиесты, а серьезной душевной работы, которой требует такая непростая повесть Чехова, как "Дуэль"?
Оказывается - можно. Во всяком случае, у Владимира Байчера и его актеров это получилось. Зрители расслаблялись в первом акте на берегу пруда не без сочувствия наблюдая за тем, как актеры на другом берегу делают тоже самое, что и они в жару - треплются на всякие высокие и мелкие темы, пьют вино, купаются, загорают, устраивают пикники на свежем воздухе. В обстановке жары, душевные страдания Лаевского и биологический максимализм фон Корена казались чем-то несерьезным и когда Лаевский вызвал фон Корена на дуэль - это было неожиданно. Даже для меня, хотя я и книжку читала и фильм смотрела. Просто ничто, как говорится, не предвещало такого поворота событий. Стало вдруг понятно, как воспринимали эту повесть ее первые читатели в конце 19-го века. Режиссерское решение Владимира Байчера освежила всем известную вещь, вернула Чехову актуальность. Хотя, на мой взгляд должно пройти еще лет двести-триста прежде чем Антон Павлович окончательно переедет в ранг "музейных экспонатов" российской культуры...
Второй акт - в избе, где было душно и зрители обмахивались программками тоже был момент неожиданности. Почему-то мне показалось, что, вопреки сюжету фон Корен непременно Лаевского пристрелит. Уж больно сильна в нем ненависть к таким людям, которые живут не по правилам - а как Бог на душу положит. Да и Лаевский всерьез собрался помирать, не видя иного выхода, запутавшись в своей несчастной жизни...
Но, как и положено по сюжету и законам классической драматургии «Deus ex machina» в лице дьякона предотвратил убийство.
Ну, а дальше... дальше нам всем, зрителям этого удивительного спектакля надо было плыть (и жить) дальше. Несмотря на жару. А бутафорская гроза, раскаты которой гремели за стенами избы казалась напоминанием, что жара не вечна и рано или поздно погода изменится. Это вселяло надежду.

"Да, никто не знает настоящей правды..." - думал Лаевский, с тоскою глядя на беспокойное темное море.
"Лодку бросает назад, - думал он, - делает она два шага вперед и шаг назад, но гребцы упрямы, машут неутомимо веслами и не боятся высоких волн. Лодка идет все вперед и вперед, вот уже со и не видно, а пройдет с полчаса,и гребцы ясно увидят пароходные огни, а через час будут уже у пароходного трапа. Так и в жизни... В поисках за правдой люди делают два шага вперед,шаг назад. Страдания, ошибки и скука жизни бросают их назад, но жажда правды и упрямая воля гонят вперед и вперед. И кто знает? Быть может, доплывут до настоящей правды..."
haifa

Тетя Рози, или Вкус к жизни


В некоторых больших семьях иногда есть такие люди. Подобно попавшему в насыщенный раствор крупинке соли, они собирают вокруг себя кристалл, имя которому – СЕМЬЯ.
Они не проповедуют, не учат, не читают нотаций. Они просто живут так, что к ним тянутся другие люди. Прежде всего – родные.
В нашем, весьма разветвленном и разбросанном по разным городам семействе Солитерманов – Файнбергов – Гельферов – Глезаровых, таким человеком стала тетя Рози. Именно так называли ее близкие (и не очень близкие) родственники. Остальные называли ее «Розалией Григорьевной».
До сих пор, когда я вспоминаю, как я впервые попала к ней в дом. Квартира тети Рози была огромной, в пустых комнатах звук шагов вызывал гулкое эхо и взрослые, сидевшие за маленьким круглым столом, казались детьми. Темные стены коридора и кухни наводили страх, но улыбка тети Рози мгновенно меня успокоила.
В тот год тетя Рози передала в музей почти всю мебель из своей квартиры – именно поэтому там было так пусто. Но я этого, естественно, не знала. Мне было семь лет, и мама только успела мне рассказать, что тетя Рози в юности была певицей. Любимицей петербургской публики.
Позже, когда я впервые одна поеду в Ленинград и зайду в гости к тете Рози, я увижу на стене ее портрет в роди Шемаханской царицы, работы художницы Татьяны Бруни. Розалия Горская обладала не только выдающимся по красоте, легким, гибким, сопрано мягкого теплого тембра, виртуозной техникой, чувством стиля и драматическим дарованием – у нее к тому же была великолепная фигура. Этим могут похвастаться немногие их знаменитых певиц. В зарубежных газетах ее называли "Соловьем России". Дирекция императорских театров предложила ей выступать на сцене Мариинского театра. Но, по существующим тогда законам, артисты императорских театров являлись государственными служащими. А государственные служащие в России до 1917-го года могли быть только христиане. Тете Рози предложили креститься. Она ответила, что в Бога не верит и из-за этого не видит смысла менять религию. Так она и осталась иудейкой, пусть даже и неверующей. Но это – не главное. Несмотря на то, что она не верила в Бога, Бог явно верил в нее.
Тетя Рози имела оглушительный успех на сцене Народного Дома в Санкт-Петербурге, где ей довелось исполнять арии Джильды, Розины, Снегурочки. Она была партнершей Шаляпина, причем ей приносили больше цветов, чем ему, она пробовала свои силы в оперетте, за ней бегали толпы поклонников, ее голос записывали на пластинки.
Она могла бы петь и дальше. Но, вероятно ее тщеславие было вполне удовлетворено этим успехом. И она вышла замуж за Ивана Васильевича Экскузовича*. Иван Васильевич много лет занимался не только архитектурой, но и развитием театральной техники. После революции он стал руководителем всех государственных академических театров Петрограда, работником Наркомпроса. История замужества тети Рози – отдельная тема. Иван Васильевич был намного ее старше, несомненно обладал организаторским талантом, дружил со всем театральным миром и до тети Рози был женат на другой певице – Леониде Белановской. Что там произошло между ними тремя – я не знаю, но по рассказам мамы, тетя Рози очень любила Ивана Васильевича. Она даже не разрешала никому, кроме нее стирать пыль с его портрета. После смерти Экскузовича она оставила сцену и стала преподавателем по классу вокала в Ленинградской консерватории.
Я бывала в доме у тети Рози всего несколько раз. Она была удивительным человеком, сохранившем до глубокой старости не только память о прошлом, но и эмоциональность и смелость, свойственные молодости. Даже в старости она не была старушкой, озабоченной исключительно состоянием своего здоровья. Я не слышала от нее жалоб, даже когда она лежала с переломом шейки бедра. К несчастью, эта травма стала для нее роковой. В 93 года тетя Рози умерла.
Я помню ее хрупнкую, но несгибаемую фигурку, ее голос, звеневший, как серебряный колокольчик, даже когда она не пела, а просто предлагала чашку чаю. Ее прекрасные, даже в старости руки. Ее ясные глаза, наполненные интересом к собеседнику. До самой старости она не утратила интереса к жизни – а это немногие умеют.
У нее был один маленький секрет. В юности, она очень боялась располнеть – эта беда случается со многими оперными певицами. И для того, чтобы этого не случилось, она выработала для себя самой железное правило – и всегда следовала ему:
- Когда я встаю из-за стола, я должна быть немножко голодна…
Мне кажется, что это правило – не только гастрономическое. В нем есть что-то большее. Оставить сцену на пике успеха, не дожидаясь того момента, когда критики начнут замечать в голосе первые признаки старения - на это ведь тоже надо решиться. Пресыщение – следствие сытости, а тетя Рози считала, что всегда надо быть «немного голодным». Пожалуй, только так можно сохранить вкус к жизни. Она знала этот секрет – и передала его дальше, своим ученикам, родственникам, друзьям.
Да, удивительным человеком была тетя Рози. Все в ней было необычным – профессия, внешность, биография. Даже шутки.
В середине 50-х годов моя мама гостила у тети Рози в Ленинграде. Они пошли в Эрмитаж. Пробродив целый день среди сокровищ, они, наконец вышли на улицу. И вдруг, уже около двери, тетя Рози схватила маму за руку и с выражением ужаса на лице произнесла:
- Инночка, но ведь в 17-м году по Зимнему стреляли из пушек! Какой ужас!!!
- Тетя, они стреляли холостыми! – успокоила ее мама.
- Холостыми? – недоверчиво переспросила тетя Рози, - ну, если так – слава Богу! А то я так испугалась…

_________________________
* И.В.Экскузович - ГРАЖДАНСКИЙ инженер по званию и АРХИТЕКТОР по профессии.
В 1918г. был избран директором б. Мариинского театра, затем стал директором всех Академических театров вплоть до 1928г. Автор проектов и строитель нескольких заметных зданий в Петербурге, до революции - известный в театральных кругах благотворитель. Автор монографии "Техника театральной сцены" (1930г.).
Был женат трижды. До тети Рози его женами были Леонида Балановская и Мария Коваленко.
haifa

ИСТОРИЯ О СПИЛЕННОМ ФОНАРЕ

Дело было в 1982 году. Наша театральная студия ставила спектакль по произведениям Булата Окуджавы. Таня Федюшина и Володя Байчер были нашими режиссерами.
Что такое самодеятельная студия времен позднего застоя? Это полтора десятка мальчиков и девочек от 14 до 22 лет, метающих о театральной карьере, но боящихся даже близко подойти к театральным вузам. Пожалуй, я была единственным исключением из всех. Я мечтала о ВГИКе, причем не об актерском или режиссерском факультете – меня манил сценарный. Но речь не обо мне – а обо всех нас.
Тогда мы были единым целым. Мы хотели одного и вкладывали душу в наше общее дело. Оно было маленьким и интересовало, собственного говоря, только нас и наших родных и близких. Но нам было на это наплевать. Мы готовили нашу маленькую премьеру так, словно от этого зависели судьбы мира.
Это был очень простой спектакль. В нем было много песен Окуджавы – в основном в исполнении Байчера, он был нашим главным ведущим и музыкальным оформлением. Ему помогали другие наши мальчики, которые, выпустив из рук гитары исполняли потом самые разные роли – от Мятлева из «Путешествия дилетантов» до памятника Пушкина на фоне коего «снимается семейство»… Сценарий сочиняли все вместе, вместе шили костюмы и делали декорации…
С декорациями было трудно. Клуб фабрики «Красная заря» выделил нам 20 метров кумача, мы покрасили его в черный цвет и сделали кулисы. Задник с символическим изображением старой Москвы нам нарисовал знакомый препод из МАРХИ за три бутылки портвейна. Скамейку мы позаимствовали в соседнем дворе. Оставалось только найти фонарь.
И Вовка его нашел. Он пришел на репетицию, засыпанный снегом – дело было зимой, взял с собой всех наших мальчишек, ножевку по металлу и растворился в синей метели. Их не было довольно долго. Наверное часа два. Потом дверь клуба растворилась и появились наши мальчишки во главе с Байчером. Они тащили старый чугунный фонарь. Его срез блестел свежим металлом. Руки у них были красные, натруженные до кровавых мозолей. Фонарь был абсолютно таким, как надо. То, что доктор прописал. Какого пилить чугун на морозе, под ветром – можете представить себе сами.
Мы водрузили фонарь на подставку для новогодней елки. Затащили на сцену. Поставили под него скамейку. На нее уселся Вовка, взял в руки гитару…
До сих пор в моей памяти живы все интонации, все акценты, все достоинства и недостатки нашего спектакля. Вся его музыка, мизансцены, ударные точки.
Как не странно, он был задуман и поставлен не как театральный спектакль – а как кинофильм. В нем были художественные и документальные куски, я помню, как сама, лично, ходила с диктофоном по старым арбатским коммуналкам, записывала интервью с жильцами, а потом из этого материала мы делали сцены. По-моему, сейчас это называется «Театр.doc»… Тогда, в начале 80-х это называлось «Театр-клуб на Семеновской».
Много лет чугунный фонарь переезжал с одной площадки на другую. Мы сделали еще несколько вариантов нашего спектакля, каждый из них был все лучше в плане профессионального мастерства – потому что каждый год несколько человек их «наших» поступали в театральные вузы. В 1988 году Байчер поступил в ГИТИС, на режиссерский факультет…
Потом начались иные времена. Мы почти не встречались. Только перезванивались. Но беда, случившаяся с одним из нас, вдруг снова объединила всех нас – как тогда, на маленькой сцене в клубе «Красной Зари». Словно вновь вдруг над нами засветился тот спиленный фонарь.
haifa

Кто может - помогите... Или хотя бы - перепост...

Хороший человек, талантливый театральный режиссер, организатор одного из самых интересных театральных фестивалей России, ВЛАДИМИР БАЙЧЕР, третий день лежит в реанимации 33-й больницы гор. Москвы. Нужна кровь - вторая группа, резус отрицательный.
Заранее спасибо всем, кто хоть чем-нибудь сможет помочь! Очень прошу!

Контактный телефон +7(903)7443751 Сергей Байчер.
haifa

Коляда объявил голодовку

Собственно говоря - из-за чего я так завелась на тему "судьба России и окрестностей".
Из-за Коляды. К ним в театр ворвались какие-то ублюдки, сломали сцену, намалевали на стенах рожи. И сейчас Коляда со товарищи объявили голодовку.
Я не могу назвать Николая Коляду моим любимым драматургом, но то, что он на сегодняшний день один из самых интересных и талантливых людей русского театра - это факт. А его театр в Екатеринбурге - вообще явление уникальное. Известное на весь мир. А сейчас этот театр оказался на грани уничтожения из-за того, что каким-то коммерсантам приглянулось их помещение.
У нас в России если и есть что-нибудь по-настоящему ценное - то это культура и искусство. Ну и еще немножечко полезных ископаемых. И если бы наша власть действительно хотела улучшить "имидж" страны, она должна была таких людей, как Коляда оберегать, а не гнобить. Создавать для них условия. Предоставлять льготы. Даже помогать материально, не требуя при этом ничего взамен. Государства, где художник унижен или угнетен рано или поздно исчезают с лица Земли...